tales of a toy истории про одну игрушку

a multi-lingual space devoted to our journey with the application of Open Space Technology, a fascinating large group intervention tool (read: toy) and living in open space. Harrison says: high play, high learning. I say: high time for...toys, not tools. Это пространство посвященное нашему путешествию по жизни в открытом пространстве.

Friday, November 18, 2005

Why tales of a toy? Зачем "истории про одну игрушку"?

What? Another Open Space blog? Nope, I'm not kidding you. Really it's Chris Corrigan and Wendy Farmer-O'Neil's fault. Joking aside, these two Open Space Technology facilitators and bloggers inspired me this spring to seriously consider blogging as a creative practice. And as true mentors and teachers all they did was just invite me to blog and give me an url. That kind of teaching/mentoring I like to call the "sleeping teacher."

Sometime in September my first blog, Maaskva: nashimi glazami (Moscow in our *i's*), was born. and the idea of tales of a toy has been percolating for a while.

Tales of a toy is intended as a bilingual (multilingual?) personal and also team blog on the topic of Open Space Technology and the practice of open space in life. So, should you feel moved to contribute, you are welcome to join the team (of one at this writing)!

Why call this blog "Tales of a Toy"?
"Toy" suggests frivolity, irresponsibility and there isn't much gravitas associated with the word "tale" either. But as Open Space admirer and blogger Alexander Kjerulf writes in a review of a book and article by Pat Kane on the play ethic:

This article by Pat Kane on the play ethic is one of the most inspiring, electrifying and just wonderful manifestos for play, fun and happiness at work. My biggest problem in blogging it was to choose a quote from it because the whole damn thing is eminently quotable. Here's an appetizer:

Welcome to the play ethic. First of all, don't take 'play' to mean anything idle, wasteful or frivolous. The trivialisation of play was the work ethic's most lasting, and most regrettable achievement. This is 'play' as the great philosophers understood it: the experience of being an active, creative and fully autonomous person.The play ethic is about having the confidence to be spontaneous, creative and empathetic across every area of you life - in relationships, in the community, in your cultural life, as well as paid employment. It's about placing yourself, your passions and enthusiasms at the centre of your world...

So to call yourself a 'player', rather than a 'worker', is to immediately widen your conception of who you are and what you might be capable of doing. It is to dedicate yourself to realising your full human potential; to be active, not passive.

Harrison Owen writes of high play and high learning happening in Open Space Technology meetings. And one day it came to me: maybe Open Space Technology along with other analagous large group intervention tools should be thought of as large group intervention toys.

Maybe our over-seriousness hampers the potential for tranformation and breakthroughs when we gather to discuss urgent issues?

There is tremendous power when we as groups can access childlike creative energy and use that for a common purpose.

A little on my own journey in open space

My first close brush with OST was in the early-80's while I was studying Russian in a public high school in Bethesda, Maryland. At the time,
Harrison (I imagine) was originating OST in Potomac, Maryland, about a 40 minute drive from where I was living at the time.

My Russian teacher,
James Biedron, essentially ran our class in open space. The first two weeks of Russian were held as a traditional class. We learned to read and write the letters of the alphabet, basic phonetics, and some simple phrases. Then, he gave us a list of oral, writing, and listening tasks for the quarter and established as a "given" that we were required to complete two chapters in that period. And he sat back ready to answer any questions, to test any student who was ready. We could work on our own, in small groups, it was up to us. Did we sit in a circle? Well, no. More like a "U". Did we have a Law of Two Feet? Uh, not really. But it was pretty close to open space. Probably nowhere else did I get such joy from learning in all my years of schooling.

And the memory of this learning experience has inspired me to some day implement the Sleeping Teacher Project. Perhaps the real learning in any interactive context takes place only in the realm of being and not doing. Might all a teacher/trainer/facilitator’s efforts really yield naught? If that is the case, perhaps the best teacher is the sleeping teacher?

Fast-forward to the mid-90's. I was living in a shared household in
South Berkeley, California. There I met Kenoli Oleari, who over homemade granola with soymilk (or was it strawberry-flavored Celestial Seasonings tea?) told me almost offhandedly about OST, Future Search, and processwork in our rat-infested kitchen (did we not quite know how to harness the power of self-organizing systems to get rid of those rodents?).

These conversations didn't even make it to even a kitchen napkin diagram, yet they stuck with me. In 1995 I participated in an ecological gathering where an Open Space session was offered. It was led so incoherently that I had no idea what I was participating in. In 2001, I formally got trained in OST by
Birgitt Williams in Novosibirsk. The year before I had attempted running a few mini-OST meetings. And since then have been captivated by this method (and life practice) and have shared and discussed my experience, my questions online with colleagues. And have had the honor in introducing others to this method, too.

The journey continues...

Честно признаться, ничего нового по тематике в этом блоге нет. И что я затеял этот блог- все это вина Криса Корригана и Уэнди Фармер-O’Нил. Шутки шутками, а эти фасилитаторы и блоггеры по технологии «Открытое пространство» подтолкнули меня к тому, чтобы вести собственный блог как творческую практику. И как настоящие наставники и учителя, они всего лишь предложили мне делать это и выслали гиперссылку. Такой подход к наставничеству и обучению я называю «спящим учителем».

Где-то в сентябре этого года я запустил первый свой блог, «maaskva: nashimi glazami». A замысел «истории про одну игрушку» был у меня еще весной.

«Истории про одну игрушку» задуман как двуязычный (многоязычный?) личный и командный блог на тему технологии «Открытое пространство» (ТОП) и про открытое пространство (оп) как жизненную практику . Если вы хотели бы принимать участие в этом блоге, милости просим!

Почему блог называется «истории про одну игрушку»?

«Игрушка» подразумевает фривольность и безответсвенность; и слово «истории», пожалуй, тоже не очень передает ощущение серьезности. Один блоггер и почитатель ОП пишет в своей рецензии на книгу и статью Пата Кейна на тему кодекса/морали игры («play ethic»):

Эта статья Пата Кейна ... один из самых вдохновляющих, зажигательных манифестов в поддержку игры, веселья, и радости на работе. Самая большая трудностъ для меня - что из нее цитировать? Хочется ее цитировать полностью! Вот вам и закусочка:

«Добро пожаловать в кодекс игры. Во-первых, не следует думать, что «игра» означает нечто легкое, бесполезное, или фривольное. Опошление морали игры является одним из прискорбных и долговечных достижений протестантской этики труда. Речь идет об игре, как ее понимали великие философы: когда мы проживаем жизнь оставаясь активной, творческой, полностью автономной личностъю.

Кодекс игры - это когда у нас есть уверенность в себе, позволяющая проявлять свою спонтанность, творчество и эмпатию во всех сферах своей жизни: во взаимоотношениях, в сообществе, в культурной жизни, а так же на оплачиваемой работе. Это про позиционирование себя, свои страсти и интересы в центре своего мира.

Называть себя «игроком», а не «работником» - означает расширять представление о себе и своих возможностях - это означает посвящать себя тому, чтобы реализовать себя полностью; быть активным, а не пассивным».

Харрисон Оуэн пишет о Большой игре и глубоком само- и взаимообучении («
high play and high learning»), которые происходят на рабочих встречах, где используется технология «Открытое пространство». И в один прекрасный день я понял: может быть технологию «Открытое пространство», как и другие аналогичные методы для работы с большими группами людей (large group intervention tools), следует считать «игрушками для работы с большими группами людей»?

Может быть наша сверхсерьезность мешает тому, чтобы произошли трансформации и прорывы, когда мы собираемся вместе для обсуждения акутальных вопросов?

Получая доступ к общему ресурсу детскости, группы обретают очень большую силу, которую могут использовать на общее благо.

Немного о своем путешествии в открытом пространстве

Я впервые столкнулся с ТОП в начале 80-ых, когда он еще не был методом. В это время я изучал русский язык в общеобразовательной средней школе в пригороде столицы США, г.Бетезда, Мэриленд. В это время, Харрисон был занят (как я представляю) «зачинанием» ТОП в г.Потомаке, Мэриленд, примерно в 40 минутах езды от моего тогдашнего дома.

Мой учитель русского языка, Джеймз Бидрон, по сути вел наши занятия в открытом пространстве. Первые две недели занятий русским языком он провел как обычные школьные уроки. Мы научилисъ писать и читать буквы алфавита, прошли азы фонетики и зубрили фразы. Затем он нам дал список заданий (письменные, устные, итд.) на четверть и поставил условие, что мы должны пройти две главы за этот период. После того, как он раздал этот лист с заданиями, он сел и приготовился отвечать на любые вопросы или провести контрольные с любым готовым учеником. Мы могли работать самостоятельно, в малых группах, как хотели.

Сели ли мы в круг? Пожалуй, нет. Скорее, мы сидели в форме буквы «
U». Был ли у нас «Закон двух ног»? Не совсем. Но это были условия довольно приближенные к открытому пространству. И наверное, никогда еще в ходе всех лет участия в формальном образовательом процессе я такого удовольствия от обучения не получал.

Как-нибудь хочу реализовать и проект, именуемый «Спящий учитель». Быть может, настоящее обучение происходит только в измерении бытия, а не делания. Может быть все усилия учителя/тренера/фасилитатора ни к чему не приводят? Если это так, может быть, лучший учитель – это спящий учитель? Это не просто провокация: я же, по сути, это на своем опыте пережил 20 лет тому назад!

Перемотка к 90-ым. Жил в полу-хипповсой коммуне в южном Беркли, в Калифорнии (недалеко от Сан-Франциско). Там я познакомился с Кеноли Олеари, который за мюсли домашнего изготовления с соевым молоком (или мы пили земляничный чай? Память подводит!) почти между прочим, за разговором, рассказывал про ТОП, метод «Поиск будущего», и процессуальную работу. Дело происходило пока мы сидели на нашей зараженной крысами кухне (видимо, мы еще не знали, как использовать силу самоорганизующихся систем, чтобы избавиться от них).

Эти разговоры не дошли даже до схем, нарисованных на кухонных салфетках, однако они остались со мной. В 1995 я участовавал в экологической конференции, где вроде проводилось «Открытое пространство». Но это происходило настолько невнятно, что я только недавно о ней и вспомнил. В 2001 я формально обучился ТОП у Биргитт Уйлямз в Новосибирске. В 2000г. пытался кое-как что-то проводить с его помощью. И с тех пор я под большим впечатлением от этого метода (и жизненной практики), поэтому и охотно делился своим опытом и вопросами со старшими коллегами. Позже мне посчастливилось и других тоже познакомить с этим методом.

Путешествие продолжается…

play dough man on toy goat, fruit of an OST meeting
человечек из пластилина на игрушечном козлике, детище ТОП-встречи